Летний Париж. Двор Пале-Руаяля

Мог ли подумать старик кардинал Ришелье, всемогущий диктатор, строя себе дворец напротив Лувра, что спустя всего полтораста лет эта цитадель абсолютизма станет гнездом Революции?!

1Но пути Истории неисповедимы, а Господь Бог долго терпит, да больно бьет. Соорудив в 1636 году роскошную резиденцию, кардинал и первый министр не постеснялся назвать ее Пале-Кардиналь (Дворец Кардинала), не стесняясь соперничать с формально возвышавшейся над ним королевской властью. Именно по этому двору маршировали знакомые нам по «Трем мушкетерам» гвардейцы кардинала. Но расстанемся тут с иллюзией: нам всегда казалось, что этих гвардейцев у кардинала была целая армия. Ничего подобного! В реестрах бухгалтерии кардинала точно обозначено число его гвардейцев, которым выплачивалось жалование: всего 50 человек.

2

Итак, после смерти Ришелье дворец по его завещанию подарен королевской семье, а Пале-Кардиналь превращается в Пале-Руаяль. Здесь живет юный Луи Четырнадцатый, убежав с матерью из огромного и неуютного Лувра. Потом Король-Солнце дарит его своему младшему брату, Филиппу, герцогу Орлеанскому. В 1770-х годах хозяином дворца становится потомок Филиппа, тоже Филипп, герцог Шартрский, а потом Орлеанский, будущий Филипп-Эгалите, богатейший человек Франции. Он ломает внутренние интерьеры дворца, сносит к ужасу парижан сады, в которых все привыкли гулять, чтобы возвести на их месте то, что станет потом гнездом будущей Революции.

3

«Не плачьте, пишет Карлейль в своей книге о Революции, бедные нимфы, принц посадит новый сад, правда, поменьше прежнего, но зато в нем будет фонтан, будет стреляющая ровно в полдень пушка, а вокруг него встанут пышные здания, а в них можно будет найти как предметы низкой пользы, так и предметы умственные, но также и такие, которые едва ли в состоянии представить бедное человеческое воображение. Итак, Пале-Руаяль стал и теперь останется навсегда тем местом нашей планеты, где устраиваются шабаши ведьм и где обитает сам Сатана».

Немудрено — Орлеанский Филипп перестроил дворцовые помещения под кафе, рестораны и театры, где поселился и живет до сих пор Комеди Франсез, а в бывших кардинальских покоях устроил огромный бордель. Вход полиции сюда был запрещен, независимые журналисты, публицисты и революционеры обрели тут свою трибуну. Филипп знал, что делает, он был достаточно прозорлив, чтобы понять, что век монархии подходит к концу, а королевская власть разваливается, находясь в слабых руках Луи 16-го, которого он называл братом. Зимой 1787 года на заседании парижского парламента он первый потребовал от короля созыва Генеральных Штатов для спасения быстро катившейся к банкротству страны. В этом дворце вместе с автором «Манон Леско» Лакло он написал воззвание к народу, в котором назвал Третье сословие — всей нацией. 12 июля 1789 года, когда Генеральные Штаты уже провозгласили себя Национальным собранием, во дворе Пале-Руаяля, ставшего штабом революции, Камилль Демулен обратился к огромной толпе со словами: «К оружию! Покоя не будет, пока всю Францию не охватит пожар!».

4

В 1871 году пожар охватил сам Пале-Руаяль. Коммунары спалили его дотла, подобно дворцу Тюильри. Зачем они это сделали, Бог весть. В 1873 году дворец был восстановлен, но теперь это была уже бледная копия кардинальской роскоши и революционных бурь.

5

В 1984 году, почти одновременно со строительством Пирамиды Лувра площадь дворца застроили инсталляцией — колоннами Бюрена, между которым любят играть подростки скейтеры и руферы, и просто прыгать туристы. Ту самую площадь, по которой раньше маршировали гвардейцы кардинала, а потом революционные подростки гоняли голову самого кардинала, играя ей в мяч.

6

Национализированный после казни Филиппа-Эгалите революционерами в 1793 году («по мере углубления революции», как сказал бы товарищ Сталин), дворец так и остается в распоряжении народа до сих пор. Тут проходят огромные выставки, находится Министерство культуры и прочие бюрократические, но все-таки несвойственные дворцам заведения.

7

Здесь же помимо Комеди Франсез модные кафе и рестораны, средоточие парижской культурной и интеллектуальной жизни. Со времен Филиппа-Эгалите мало что изменилось.

8

Как писал Карамзин, побывав в Париже в 1790 году, когда революция была еще относительно мирной: «Вообразите себе множество людей, которые толпятся в сих галереях и ходят взад и вперед только для того, чтобы смотреть друг на друга! — Тут видите вы и кофейные домы, первые в Париже, где также все людьми наполнено, где читают вслух газеты и журналы, шумят, спорят, говорят речи и проч. …Всё казалось мне очарованием, Калипсиным островом, Армидиным замком». Все это можно вообразить и сейчас.

9

Вот, например, человек, похожий на президента Ф.Д.Рузвельта. По-моему, только тут его можно увидеть.

10

Одним словом, место в Париже, где можно смело провести половину дня, сходить в театр, походить по аркадам и галереям Филиппа-Эгалите, и остаться довольным.

Автор: Сергей Шведов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *





7 + 1 =